Скорее присылайте работы в АРФИ по итогам 2018 - поэзия, проза и рисунки! stormwind 11 месяцев и 16 дней
ВНИМАНИЕ всем любителям пушистого арта, литературы и коллекционных изданий и предметов - новый АРФИ2017 stormwind год, 10 месяцев и 15 дней
Приглашаем присылать работы в АРФИ 2017 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind 2 года, 1месяц и 4 дня
Архив новостей
Спрятать
Далетравские Куницы: Глава 19
Автор: Варра
Страницы: [2 3 ]
    Глава 19.
    
     Они распрощались с норкой и вышли из Сытной Норы, когда Праолень загнал Солнце на самую высь, чтобы оно прогулялось по чистому голубому небу,
    
    не затянутому облаками, нависшими над Далетравьем. Плотные серые тучи драпировочными складками съёжились над Предместьями, в этот день они заволокли небо от края до края. Весёлый ветер решил сегодня испробовать себя в роли музыканта, и потому он с чувством, со старанием шелестел прошлогодней травой и семенами ясеня, гнул к воде пушистые метёлки камышей и завывал в печных трубах, как он это любит. Только сейчас это был не дикий устрашающий вой с целью напугать зверьков и умчаться, хохоча, нет. Теперь ветер выл мелодию, изо всех сил пытаясь соблюдать ритм, темп, динамику. У него было превосходное настроение, и он хотел проявить это в музыке, выплеснуть все свои чувства. Но все мелодии в этот день у ветра получались исключительно на минорный лад.
    
    Три росомахи и кунчонок бодро шли по Предместьям, беззаботно беседуя. Однако это только с виду Фир-Фир казался таким весёлым, довольным и уверенным. Волнение по поводу важной встречи с сестрой выдавало шебутное поведение самца росомахи и его попытки всё время отшучиваться. И Варра, и Яркольд, и даже Щур это прекрасно замечали, сколько бы ольхен не силился это скрыть.
    
    Мартар глотнул утром чаю с имбирём и улетел вперёд, чтобы, как он сказал, «разнюхать дела», а его друзья выдвинулись сразу после того, как Фир дотащил до таверны кабаргу. Пятнистая норка немало удивилась, ощупывая заледенелую росомашью добычу, но Фир-Фир решил не рассказывать, что с ним произошло. Надо обсудить это с сёстрами, прежде чем всё Далетравье узнает, что находится на Острове Пня.
    
    - Там снег ещё не растаял, вот оленёк и рухнул в сугроб, когда убегал, — не слишком убедительно пояснил ольхен, но Эрньо не стала приставать к нему с расспросами.
    
    Норка только пожала узкими плечами и принялась извлекать из челюсти кабарги клыки, а друзья решили не терять времени даром и отправились в путь.
    
    _________
    
    Фир шёл вприпрыжку, в нетерпении забегая вперёд и возвращаясь к неторопливо ступающей Варре, за которой степенно вышагивал Щур с Ярком на спине. Сумку с бутыльком чудодейственного снадобья Краплака несла Варра, водрузив её на спину и закрепив ремнём наподобие рюкзака. Помимо зелья в сумке находились сушёные ломтики куропаточьего мяса, ворох мха для остановки кровотечений, камень-искряк, костяной нож, шарфик Яркольда и некоторые целебные травки. Светлошёрстная росомаха то и дело поправляла ремень, проходивший у неё меж передними лапами – при ходьбе он немного натирал. Она поглядывала на ольхена и, отметив суетливое настроение, решила немного отвлечь его от тревожных мыслей.
    
    - Какое серое небо, вы посмотрите! – Варра восхищённо подняла глаза вверх. – Эта его тяжесть, наполненная удивительно многогранной серостью, как шкура кошки, как весенняя хлябь! Какая сила и мощь ощущается при такой скудной игре красок, вы только представьте: небо серое, а значит река тоже серая. И лес серый. И мы серые.
    
    - Я бурый, — возразил ольхен.
    
    - А я тоже бурый, но светлее и даже немного рыжий, — кивнул Яркольд.
    
    - А вот я серый, — проурчал Щур, невероятно довольный тем, что сумел угодить своей подруге.
    
    Варра с улыбкой покачала головой и встала на задние лапы, чтобы лучше рассмо
    
    его главное дупло-вход, а так же домики и домишки под его сенью были уже отчётливо видны, были уже совсем близко.
    
    - Когда небо серое, твои охристые полосы не такие яркие, Фир. А ты, Яркольд, в такую погоду значительно темнее. Даже моя шкура тускнеет. А всё потому, что небо вмешивает в нас свою серость, — росомаха тряхнула головой, убирая с морды гриву, которую взъерошил ветер. – Это так красиво!
    
    - Отчего ты так любишь серый цвет? – брезгливо косясь на Щура, спросил Фир-Фир.
    
    Щур вздрогнул под взглядом недружелюбно настроенного к нему товарища.
    
    - А я его не люблю, — хмыкнула Варра.
    
    По пути стали попадаться логова, норы и гнёзда. Стали встречаться и путники, усталые странники, либо местные жители. С некоторыми из них Фир-Фир здоровался, другим просто кивал, а с третьими перекидывался парой словечек. Кое-кто из них торопился, кто-то не спеша трусил вдоль тропы, а другие слали приветы с деревьев. Варра удивлялась, откуда Фир-Фиру известны все эти соболя, ласки, енотовидные собаки, лисицы, песцы, рыси, кошки, волки и даже крысы. Когда он успел со всеми ними познакомиться, подружиться? Но с другой стороны, он жил в Бросхадоме с рождения, никого не должно удивлять, что он знает его обитателей как свои когти. Подавив эту мысль как не очень существенную, светлошёрстная росомаха продолжила любоваться живописными Предместьями и грозным серым небом.
    
    ______________________
    
    - Чилига, кто скребётся в окно?
    
    Ольхева Фафа быстро надела корону и поспешила принять величественный вид. Она стояла посреди тронного зала на тёплой живой древесине, которую полировали до блеска десятки, сотни и тысячи лап на протяжении девяти веков. Тронный зал находился в самом центре ствола Бросхадома, под местом его разветвления на четыре толстых ветки. Туда вела винтовая лестница и предзальное помещение, и всё это было вырезано и сплетено в живом чреве дуба с таким мудрым расчётом, что гигантское дерево не заваливалось под тяжестью собственной кроны и слабостью полого ствола. Каждый раз, когда гонцом на небосклон выходит Рысь, ольхева должна проследить за тем, чтобы ствол, ветви и корни Бросхадома оставались смазанными специальным укрепляющим настоем. А если где защитный слой истончился – тут же принять меры по восстановлению. Так делали с самого начала по завету первой ольхевы.
    
    Худенькая некрупная росомаха с соломенной шерстью поспешила открыть окно.
    
    - Это Мартар, — сообщила она, впуская куницу.
    
    Зверёк расправил плащекрылья, сделал круг по залу и опустился перед Фафой, отвесив ей церемонный поклон.
    
    - Не надо, Мартар, выпрямись. Чилига, закрой окно, а то простынешь, — сердоликовые глаза ольхевы смотрели на крупную куницу с уважением. – Ты давно не заглядывал. Что за весть ты принёс?
    
    ____________________________
    
    - Какая ещё посылка? От кого? – недоумевала Варра, вертя в лапах свёрток.
    
    Ярк, Щур и Фир-Фир с любопытством заглядывали ей через плечо.
    
    - Тут написано же, из Луголесья, — нервно пояснил крылан-почтальон, теребя своё надорванное крыло. Вишневая вязаная ткань была смешно намотана на его голову, придавая ему вид лисицы-бабуси, которая боится простудить уши. Крылан тоже опасался этого в данное время года, да ещё и в стремительных долгих полётах, которые ему часто приходилось совершать. – Всё, мне некогда тут с вами. Сказали, что надо найти росомаху с длинной гривой по имени Варра – я и нашёл. Всё. Сочных фруктов вам.
    
    С этими словами крылан тяжело подпрыгнул, взмахнул кожистыми крыльями и улетел.
    
    - Кто сказал найти меня? – закричала ему вслед Варра, но почтальон её уже не слышал.
    
    - Откроешь её? – спросил Яркольд, сжимая коготками упаковку. – Оно мягкое.
    
    Варра обнюхала свёрток и рванула зубами бумагу. Из прорехи показался сероватый край тёплой ткани.
    
    - Моя накидка!!! – взвизгнула росомаха, раздирая остатки упаковки.
    
    Освободив предмет от всей бумаги, Варра развернула его, и из её груди вырвалось предовольнейшее урчание. Она держала в лапах видавшую виды сероватую накидку, расшитую синими и оранжевыми листьями. Она слегка выцвела, свалялась и вообще выглядела потрёпанной, но почему-то, глядя на неё, Варра расплывалась в такой искренне радостной улыбке, что Фир-Фир, Щур и Яркольд сами невольно обнажили клыки.
    
    - Варра, тут записка выпала, — пропищал Ярк, протягивая ей бумажку.
    
    Самка схватила листочек и поднесла к глазам.
    
    - Что там написано, и кто тебе это прислал? – задал вопрос ольхен.
    
    - «Сударыня Варра, не стоило Вам так спешно уходить, пока все спят. Как Вы могли забыть свою любимую накидку, которая, как Вы сказали, досталась Вам от матери? Барс её выстирал в отваре чабреца, понюхайте, теперь она слапсшибательно пахнет (в отличие от того времени, когда Вы к нам только пришли). Мы были рады провести с Вами время, мне понравилось петь с Вами дуэтом. Высылаю Вам Вашу драгоценную накидку, не теряйте её больше. И приходите к нам ещё в Барсов Уголок, мы Вам всегда рады.
    
    Ваш приятель Мокки котишка (зачёркнуто) КОТ.»
    
    Варра звонко рассмеялась, дочитав письмо вслух. И от накидки действительно пахло чабрецом.
    
    – Это от Мокки, весёлого кота из луголесской таверны. Я к ним захаживала когда-то. Ну, до того, как отправилась сюда. Славные звери – и Мокки, и Барс, и их подруга Енси. Тепло приняли меня, накормили, гнездо выделили. И песни пели, да так дивно! Эти кошки, кстати, ветераны войны между Лужьем и Лесьем. Ха, я уж думала, что никогда больше не увижу свою накидку!
    
    С этими словами Варра надела её на спину как попону.
    
    ______________________________
    
    - Я вижу их, — вздохнула Чилига у окна. Ей пришлось долго искать слабыми глазами четыре небольших фигурки, среди которых был её брат. – Идут.
    
    - Скажи Склоку, пусть встретит их, — распорядилась Фафа и повернулась к Мартару. – Преждевременный Слап, говоришь? Посмотрим, что Тарви и Рижх скажут. Что касается кобеля, так он вообще может не явиться.
    
    - Мы должны сделать так, чтобы он явился, моя госпожа, — промолвил куница, поправляя шлейф сложенных плащекрыльев. – Не сомневаюсь, Вы прекрасно осознаёте, что это надо сделать не столько для вашего брата, сколько для всех зверей Лесья. Вы же знаете, каково им живётся под властью безумной псины, по прихоти которой была убита Иктина Пёстрая. Это такое унижение для них. Фир-Фир стал бы для них спасением. Сын близкой подруги лесской ольхевы, да ещё ваши семьи девятьсот лет дружат. Эта дружба и взаимовыручка длится со времён Треввы – Вашей праматери — и Кадмарты – предка Иктины. Уверен, кошки Лесья будут только довольны, избавившись от гнёта Тирана. Конечно, им могло быть хуже, гораздо хуже. Но и из этого положения их нужно вытаскивать.
    
    Фафа молчала, обдумывая слова Мартара. Потом она коротко кивнула и вышла встречать гостей. Куница посеменил следом.
    
    _____________________
    
    Наконец, Варре удалось увидеть Бросхадом во всей его невероят...
Страницы: [2 3 ]
Комментарий
Информация
 
 
Сейчас на сайте 349 пользователей
8 фуррей и 334 гостя и 7 роботов
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2019 FurNation.ru